45Десятая часть всех зданий в Добруше построена с участием на тот момент старшего прораба Николая КАВЕЦКОГО. Среди объектов недвижимости — несколько жилых домов, поликлиника, почта, милиция, суд. А в 1994 году из строительной сферы он перешел работать в коммунальную. И сегодня все то, что строил, — обслуживает, являясь заместителем генерального директора по эксплуатации и ремонту жилищного фонда коммунального унитарного предприятия «Добрушский коммунальник». Можно сказать, что очень предусмотрительный человек на перспективу себя трудоустроил.

Зато теперь Николай Михайлович точно знает, как качество работы строителей связано с будущими эксплуатационными затратами коммунальных служб. За счет чего они могут вырасти, как этого избежать и что поможет их снизить. И делает он это профессионально. Ведь в систему ЖКХ Николай КАВЕЦКИЙ пришел не с пустыми руками. Полученные еще в СССР на северных стройках в тундре и вечной мерзлоте опыт и закалка дорогого стоят.

48

 

За длинным рублем

Еще во время учебы в БИИЖТе (сегодня БелГУТ) на строительном факультете Николай почувствовал тягу к труду, хорошему заработку и приключениям. Подал заявление в стройотряд и уехал на два месяца в республику Коми, в край комсомольских строек, кочевников, зон и соответствующего контингента. Отряд — 42 человека. Занимались капитальным ремонтом железной дороги: меняли шпалы и рельсы. Все вручную. Трудовой день студентов длился 14 часов: с 7 утра до 9 вечера.

41

 

— Было тяжело, особенно когда работал с вибротрамбовкой, — вспоминает Николай КАВЕЦКИЙ. — Руки потом дрожали целый день. Чтобы избавиться от этого, нас научили опускать их на полчаса в воду. Тогда дрожь и боль проходили. Но мы были молоды и не обращали внимания на такие «мелочи». Главное, что я домой привез «чистыми» 905 рублей, которые заработал за два месяца. Потратил почти все на подарки родным, но и себе осталось.

59

Студотряд был усилен «местными» жителями — заключенными, которых по разным причинам перевели из лагерей на вольное поселение «отрабатывать» на благо Родины оставшийся срок в условиях ослабленного режима, но под присмотром конвоиров. Им поручали в основном тяжелую работу — переносить рельсы, шпалы, камни.

— Поселенцы нам хлопот не доставляли, но жили обособленно по своим правилам, — рассказывает Николай Михайлович. — Мы ходили в одни и те же магазины, запомнилось, что заключенные обычно спрашивали у продавца «Солнечный удар» и «Волну революции». Так они называли вино «Солнцедар» и папиросы «Волна». Рабочий день начинали с заваривания чифиря. И только взбодренные «чаепитием» выходили работать. При обменных операциях с нами деньги не признавали. Только чай. За пачку можно было выменять у них любую поделку. А умельцы там были, надо сказать, «золотые руки».

Потом была армия, три года работы водителем «Урала» в Ташкенте. Но Север звал. И Николай в качестве старшего прораба отправился на семь лет в Заполярье, в шахтерский город Воркуту.

60

… Где мчится поезд «Воркута–Ленинград»

— Мне тогда было тридцать два года, написал письмо в строительно-монтажный поезд № 242 города Воркуты, — говорит Николай Михайлович. — Вскоре пришел вызов, и я поехал на заработки. Если здесь старший прораб с окладом 135 рублей мог заработать до 220 с разъездными, то в Заполярье с коэффициентом 1,6 выходило около 600 рублей в месяц. Но это нивелировалось высокими ценами на некоторые продукты и напитки. Например, водка тогда почти везде в стране стоила примерно пять рублей. А в Воркуте — 25 рублей с рук. Любители горячительного «спасались» настойкой боярышника, лосьонами и тройным одеколоном.

Жили в строительном поселке. Для шахтеров вокруг Воркуты строили «под ключ» утепленные финские дома, предназначенные специально для условий севера. Коммунальное хозяйство имело свои особенности. У нас была котельная с тремя котлами на угле, которая обслуживала весь поселок. Проблем с топливом не было — кругом шахты. Через наш строительный участок проходили составы, перевозившие уголь по всей огромной стране. Так что стоил он дешево. Правда, обслуживать такую котельную тяжело: нужно постоянно тягать уголь, поддерживать котел в рабочем состоянии, чистить золу и так далее.

По словам Николая Михайловича, в отличие от нынешних требований, тогда энергоресурсы особенно не экономили. Температура подачи теплоносителя 80–90 ºС, в зависимости от температуры наружного воздуха. В квартирах только заклеивали на зиму окна, и это при минус 50 ºС. Сегодня при той же температуре наружного воздуха температура теплоносителя может быть на 10–15 ºС ниже, но при этом проводятся энергосберегающие мероприятия.

64

Теплотрассы строились в основном воздушные, трубы были утепленные и располагались в лотках. На них сверху укладывались сети водопровода, чтобы вода грелась от теплотрассы и не замерзала. Такая вот северная хитрость.

Строительные работы останавливались только при минус 41 ºС. 25–30 градусов мороза — по северным меркам считалось «тепло».

Техника использовалась разная, и хорошая, и плохая, как и сейчас. Но отношение к ней было особенное. Для своих экскаваторов, бульдозеров и самосвалов водители строили ангары из старых шпал. Их прогревали печками, чтобы техника не замерзла. А масляные поддоны грели с помощью прожекторных ламп. Даже в самые лютые морозы машины всегда были на ходу.

66

Качество и эксплуатация

Уже став опытным коммунальником, Николай Михайлович понял, как качество работы строителей при возведении здания влияет в дальнейшем на условия проживания в нем и его коммунальное обслуживание. Например, в советское время дома большей частью строили кирпичные. Зарплата каменщика зависела от количества положенных им кубических метров кладки. Чтобы заработать в месяц 200 рублей, надо было выложить 2–3 куба кирпичей в день. Это очень много. Поэтому работник торопился, и нередко — в ущерб качеству.

А впоследствии такая «гонка» оборачивалась, кроме неровных стен и неэстетичных фасадов, — высыпанием швов, промерзанием и сыростью в квартирах. Много брака возникало в системах вентиляции, когда строители забывали устанавливать вентканалы. Про утепление тогда вообще разговора не было.

44

Сами жильцы тоже иногда любят создавать проблемы себе и другим. Так, при чистке канализации одного из добрушских домов рабочие обнаружили в трубе пучки моркови и капустные листья, в другом случае — застрявшие ученические тетради.

— Северный строительный опыт пригодился в коммунальной сфере, — считает Николай КАВЕЦКИЙ. — Здесь и умение наладить продуктивные отношения с коллективом, и быстро принять ответственное решение. Говорят, если 10 лет на севере проработал, то уже ничего не страшно.

Дмитрий СИНЕНКО

Фото автора и из архива Н. М. КАВЕЦКОГО

Добавить комментарий


data-matched-content-rows-num="3,1" data-matched-content-columns-num="1,4"

logo mjkx logo footer 1 pravo

Государственное предприятие "Жилкомиздат", 2016

220004, Минск, ул. Кальварийская, 17-501, 502 

Размещение рекламы: +375 (17) 203-13-31

Email: gkhmag@mail.ru

Задать вопрос специалисту

Если Вы не нашли ответ на ваш вопрос в разделах "Вопросы и ответы" и "База знаний", Вы можете задать вопрос специалисту, для этого пройдите регистрацию или войдите в личный кабинет пользователя.

Сервис «Вопрос-Ответ» на Портале коммунальной грамотности населения предназначен для граждан – потребителей жилищно-коммунальных услуг. Специалисты Портала не имеют полномочий отвечать на вопросы предприятий системы ЖКХ и частных организаций, обслуживающих жилфонд (ТС, ЖСПК и др.). Разъяснения по новому законодательству в сфере ЖКХ, в том числе ответы на вопросы, возникающие у предприятий системы, публикуются в журнале «Живи Как Хозяин» с сентября 2016 года.